jlm_taurus: (Default)
Страсти по гепатиту. Новоказалинск, ноябрь 1977-го. ...Звонок нашему главному врачу из Новоказалинска. Звонит командированный сюда санитарный врач республиканской санэпидстанции Барабан Петр Данилович. Обижен: он там по какой-то причине остался один, нет никого из областной санэпидстанции. Просит помощь, не может там справиться. Кто на подхвате? Да, конечно, я. Главврач Шек позвонил. Попросил зайти. - Давид, тебе Казалинский район уже как родной. Всё и всех знаешь. Там сидит врач из Алма-Аты, что-то у него с местной властью не ладится. Поезжай, разберись в ситуации. На тебя надежда.

Итак, сегодня, 26 октября 1977 года, я вновь в поезде. Командировка на десять дней. Причина - рост гепатита. Задание: остановить. Будто я маг какой-то.
Скорым поездом N 5 (Ташкент - Москва) прибыл в три часа дня. Не успел я появиться в райсанэпидстанции, больной вопрос сразу ко мне в "объятия": много больных, мест нет, госпитализировать некуда. Так и думается - махну посохом и места появятся? Местных, видимо, не очень власти слушают, а доктор Барабан, санитарный врач, к вспышкам не приученный, вот и растерялся.

Сразу же поехали смотреть 5-этажное здание железнодорожной технической школы. Работники больницы и санэпидстанции присмотрели его, здесь вполне можно развернуть 200-300 коек. Но как к нему подступиться? Железная дорога во времена СССР была государством в государстве. Когда мы посмотрели, оказалось, что вода только на первых двух этажах, внутренние туалеты закрыты. Ну и что? Другие "кандидаты" еще хуже. Да и разворачивать стационар на всех пяти этажах мы и не мыслим. Курсантов пока нет, здание пустует. Но скоро, в ноябре, они должны съехаться. Куда их тогда? Или куда "нас"?Read more... )
jlm_taurus: (Default)
..Для меня, направленного после окончания института в 1955 году на работу в южный Казахстан, шуточный список болезней для доктора Айболита очень скоро потерял юморной смысл. Мой край я называл "заповедником" заразных болезней. Люди болели, умирали. Надо было лечить и спасать. Врачи, средний и младший медперсонал трудились в условиях, которые сегодняшним медикам и представить трудно. А для меня, молодого, а потом и не совсем молодого врача, страницы моих учебников оживали на глазах...

...мне много дала моя работа главным врачом санэпидстанции в одном из районов области. Три года этой работы срок, конечно, невелик. Все же - это три года! Я был единственным врачом, хоть и назывался главным. И заниматься пришлось буквально всем - школами и магазинами со столовыми, фермами и колхозно-совхозным производством, очагами инфекций и прививками, выезжать к больным и исполнять при этом всё то, что положено главному врачу районной санэпидстанции да нередко и главному врачу района...

... В аулах мне приходилось чаще ночевать, чем дома. В кабинах наших служебных машин я больше отсидел часов, чем на своем служебном стуле "главного". Это была трехлетняя "производственная практика" после всей теоретической институтской накачки. Можно считать эти три года моей "ординатурой" уже после окончания института, но с той разницей, что я был один, и советоваться я мог только со своими помощниками, фельдшерами, да с книгами и инструкциями. Кстати, в которых нередко все говорилось тоже в общем. Но оценку давали не педагоги институтские или куратор, а жизнь, результаты, начальство и подчиненные...Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Из предисловия: мемуары хирурга Юрия Викторовича Шапиро опубликованы фактически на правах рукописи. И очень жаль, ибо книга эта – достойный образец мемуарной прозы. Автор, как и многие мемуаристы-медики, внимателен к деталям, у него отличная память и огромный жизненный опыт, а потому книга его – настоящий памятник Советскому Союзу 1940-х – 1950-х.

Войну он встретил еще ребенком, однако успел принять участие в ней в качестве воспитанника фронтового госпиталя, начальником которого был его отец, потом учился в Таджикистане, в Сталинабадском мединституте (в московский Первый медицинский поступить не смог, а хотелось самостоятельности), потом работал на Колыме, отправившись туда не в качестве арестанта и не по распределению, а по доброй воле.

В книге его то и дело всплывают подробности, известные только специалистам – так, многие ли знают, что "осенью 1955 года китайцы ликвидировали оловодобывающую промышленность Советского Союза, начав продавать нам касситеритовый концентрат по демпинговым ценам"? После этого ведущий промышленный район Магаданской области опустел, содержать рудники стало невыгодно. Пришлось уезжать и молодому доктору.

Колыма, однако, навсегда в нем осталось – да и как не остаться, если работал он в самый странный период истории этой "чудной планеты": когда Дальстроя уже не было, а ГУЛАГ – еще был. Когда молодой врач устраивался на работу, ему пришлось заполнить огромную, еще дальстроевскую анкету. И подписать обязательство: "Я, имярек, обязуюсь никогда и никому не рассказывать о том, что я видел и слышал на территории Дальстроя. За нарушение этого обязательства я подлежу уголовной ответственности и осуждению сроком на 10 лет".

Одной из ключевых для этих воспоминаний тем стал национальный вопрос. Юрий Шапиро четко определяет, когда сработала мина, взорвавшая СССР: с началом кампании против космополитизма.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"...В ту пору с учеными обращались бесцеремонно. Часть ученых уже перебывала в тюрьмах и ссылках (например, бактериологи, которых систематически зажимали в 1933-1936 годы, предъявляя им фантастические обвинения; как-то один из наших блестящих бактериологов, Л. А. Зильбер, сидевший три раза по обвинениям, по которым его надо было каждый раз расстреливать, рассказывал мне, что он спасся только решительными грубыми ответами, которые он давал следователю: «Ведь ту чушь, подписать которую вы мне даете, потом откроют - лошади, и те будут ржать от смеха и презрения по вашему адресу»).

Другая часть ученых была интернирована - работала, как в плену (и надо сказать, ей страна обязана многими замечательными достижениями в физике и технике). Про существовавших на свободе можно было сказать: может быть, только кажется, что они существуют. Поэтому и неудивительно, что Аничков, как и Президиум Академии в целом, были тогда в трудном положении.

Мы должны были, например, терпеть поток различных изобретателей-новаторов. Новатор - обычно безграмотный человек, отчасти нахал, отчасти истерик, цель его - прославиться и получить выгодную должность. Одни новаторы предлагают методы исследования, другие - способы лечения, третьи - теории. Часть методов исследования - прямой плагиат из иностранных источников, благо связь с западным миром почти прервана, журналы доступны немногим. Ведь даже цитировать иностранных авторов не полагалось: да редакция их имена все равно должна была вычеркивать, так как советская наука - передовая, первая в мире, и только несоветский человек может «преклоняться перед заграницей». Даже название некоторых диагностических признаков или методик стали «русифицироваться».

Точку Эрба для выслушивания аортального диастолического шума переименовали в точку Боткина (который, ссылаясь на Эрба, указывал на ее значение); симптом Битторфа стал симптомом Тушинского, хотя сам Михаил Дмитриевич, ссылавшийся в своих работах на этот симптом как на симптом Битторфа, и не думал, конечно, его открытие приписывать себе. Появился «симптом Кончаловского», хотя это был признак,хорошо и всюду известный как симптом Румпель-Леде, и т. д. и т. п. Словом, наступила полоса «мокроступов» и «земленаук» - с той разницей, что шла не игра в переиначивание терминов на русский язык, а беззастенчивое ограбление интернациональной науки и воровское приписывание ее открытий отечественным ученым (конечно, без их согласия), своего рода шантаж под флагом патриотизма.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"...Гавриил Абрамович Илизаров был рядовой доктор далеко в Сибири и ничего плохого Волкову не делал. Но уже десять лет он добивался признания своего метода лечения переломов. По сути, Волков, главный травматолог министерства и директор Центрального института, должен был бы вникнуть в открытие Илизарова и помочь ему. Но вместо этого, наоборот, он во всем ему препятствовал. Волков стремился подмять под себя всю советскую травматологию, и если кто-либо самостоятельно делал что-то без его помощи и участия, тот становился его врагом. Характер у Волкова был прямо-таки по-женски ревнивый. А у Илизарова, наоборот, характер был твердый, мужской: он продолжал делать операции по своему методу — с изобретенным им кольцевым аппаратом наружной фиксации костей, напечатал несколько интересных статей в научных журналах, сделал доклад на съезде. Илизаров доказывал, что открыл новый способ регенерации (сращения) костной ткани путем медленного и дозированного растяжения отломков. В нашей науке это было абсолютно ново и непонятно, это противоречило принятому учению так же, как идея Коперника о вращении Земли вокруг Солнца противоречила учению церкви о неподвижности Земли.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Снова в Москве. Покупка машины
Итак, я снова оказался в Москве, в своей среде, среди своих, продолжал учиться на последнем, шестом курсе мединститута, и жил на стипендию. У меня была инвалидная мотоколяска, и о покупке машины я и не мечтал.
Машин в то время было очень мало, стоили они дорого и, кроме того, была очередь на несколько лет. Как инвалид 2-й группы я имел право на покупку машины вне очереди за 50% стоимости, что было, конечно, очень хорошо, но проблема была в том, что денег у меня, как всегда, не было. «Москвич» стоил 5 тысяч рублей, и даже половина цены - 2500 рублей - для меня это были огромные деньги.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
НА ХЛОПКОВЫХ ПЛАНТАЦИЯХ Уже было темно, когда нас привезли в один из совхозов и разгрузили возле огромного сарая. Нашему взору предстали сплошные, во всю длину здания настилы (нары) из досок, уложенных в три яруса. Вдруг кто-то во весь голос запел "Бухенвальдский набат" и сразу же все подхватили. Это была потрясающе оригинальная находка запевалы и абсолютно естественное в этих условиях зрелище.

Почти в полной темноте целый поток пятого курса педиатрического факультета в присутствии декана и преподавателей исполняет "Набат". Их никто и не собирается прерывать. Несмотря на унизительные условия работы и тяготы повседневного быта, выраженных актов протеста со стороны студентов и преподавателей никогда не было. В 6 часов утра забегает ко мне доцент Семен Левин и с порога кричит: "Петр Михайлович, все закрепленные за мной пять групп, побросав вещи, сбежали с хлопка. Я зашел в школу, где они располагались, чтобы вместе пойти на поле, но абсолютно никого там не застал". - А на чем они уехали? - спросил я. - Не знаю, думаю, на автобусе. - А им известны поля, где они сегодня должны собирать? - Да, на том же участке, где и вчера. - А вы туда ходили? - Нет. - Так пойдите. Через 20 минут забегает абсолютно счастливый и весь сияющий Левин: "Петр Михайлович, все, оказывается, уже на участке и даже собирают хлопок. Вот как они меня здорово разыграли! Я знал, что они меня не подведут и не могут просто так уехать." Этот опытный хирург и всеми уважаемый человек неподдельно радовался тому, что студенты "нашлись". Оказывается, как мало надо человеку для полного счастья на хлопковых плантациях. Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Потрясающе интересная жизнь.
"Многослойные" воспоминания
http://berezin-fb.livejournal.com

Тесты возвращаются в СССР
цитаты

"В это время работа приобрела оборот, которого я заранее не планировал. Поскольку важное место в этой работе занимало исследование психофизиологических соотношений, я стал искать методы, с помощью которых можно было бы эти соотношения рассчитывать. Физиологические и гуморальные параметры имели количественное выражение. Психическое состояние приводилось описательно. В такой ситуации расчёты были невозможны.

Я начал придумывать хотя бы простейшие методы количественной оценки психического состояния и особенностей личности моих пациентов, но Майк Петрович Мирошников мне сказал: «Психодиагностические исследования были в 1937 году были запрещены, но этот запрет касался только территории Советского Союза, психодиагностические исследования на Западе продолжали развиваться и, может быть, разумнее поискать какие-нибудь принципы, на которых можно будет создать свою методику». Я охотно согласился, поскольку Майк взял на себя просмотр иностранной литературы и моя языковая безграмотность не могла этой работы затормозить. Read more... )

Profile

jlm_taurus: (Default)
jlm_taurus

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios