jlm_taurus: (Default)
"...На преподавательскую работу в вузы шли тогда сотни и тысячи молодых инженеров, экономистов, юристов; преподавателями вузов в разной квалификации становились ассистенты, доценты и даже профессора. На «партийные» кафедры – политической экономии, диалектического и исторического материализма, истории философии и др. новые преподаватели либо прямо направлялись горкомами и обкомами ВКП (б), либо утверждались ими после проверки.

Ученых степеней и званий не существовало. Они были отменены декретом еще в 1918 году. Были должности ассистента, доцента, профессора, весьма непрочные и неверные. Сегодня – профессор, доцент, а завтра по воле директора вуза – никто. Например, в 1932 или в 1933 г. заведующий кафедрой авиационных моторов профессор (по должности), заместитель директора Ленинградского института гражданского воздушного флота «разошелся во взглядах» (отнюдь не идеологического характера) с директором института, и был немедленно уволен, потеряв должность профессора и свою кафедру. Он с трудом получил место начальника гаража и мастерской по ремонту автомашин.

Нужда в преподавателях была такова, что вузы набирали новичков-преподавателей с бору по сосенке. Одни новички справлялись со своей работой, другие отсеялись в первые же годы своей преподавательской деятельности, а переквалификация преподавателей всех вузов страны Всесоюзной аттестационной комиссией (ВАК) и присвоение им ученых степеней и званий, организованные в 1934 г., привели к тому, что многие профессора и доценты по должности стали по званию ассистентами и лишь немногие остались профессорами и доцентами.

Все это на фоне происходивших непрерывно «идеологических чисток» в партии приводило к тому, что педагогический персонал вузов был раздираем непрерывными склоками. Многие преподаватели, члены партии или комсомольцы в борьбе за свои места и ставки прибегали к открытым (обычно статья в вузовской газете с обвинением соперника в «уклонах», чаще всего в троцкизме, и. т.д.) или к тайным доносам в партком вуза.

За время моей преподавательской деятельности мне пришлось отбиваться от тех и от других с большими или меньшими потерями. Моим главным преимуществом являлся тот факт, что я оставался беспартийным. Я не был участником борьбы за власть, а только зрителем этой борьбы, переходившей зачастую из «классовой» в «кассовую борьбу», в счеты преподавателей друг с другом.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"Полетика Николай Павлович, , видный русский историк и экономист, профессор, автор многочисленных научных и популярных работ. Особенно известны его книги о причинах и обстоятельствах, приведших к возникновению Первой мировой войны. В 20-х - 30-х годах Н. П. Полетика, сотрудничая в ленинградской прессе, тесно соприкасался с литературными кругами и был активным свидетелем и участником общественно-политической жизни Советской России. Свои мемуары он написал в Израиле, куда эмигрировал в 1973 году... после отъезда Н.П. Полетики в Израиль в 1973 г. имя его оказалось вычеркнутым из советской историографической науки на долгие тридцать лет."

"...Я «снимал скальпы» с иностранцев. Мы бегали по гостиницам целые дни: работы было много. Юбилей Академии Наук должен был показать Европе, что советское правительство всячески поощряет науку и ее наиболее видных представителей.

За несколько дней до начала официальных празднеств портье гостиницы «Европейская» сообщил мне по телефону, что у них остановился английский профессор Джон Мэйнард Кейнс с женой, которая хорошо говорит по-русски.

Кейнс был ученым-экономистом с мировой репутацией. Профессор Кембриджского университета, консультант по экономическим и финансовым вопросам в английской делегации на Парижской мирной конференции 1919 года, Кейнс резко критиковал экономические условия и систему репараций, наложенных Антантой на побежденную Германию. Он написал две книги о Версальском мирном договоре. Они были переведены на русский язык и изданы государственным издательством. Я читал их, равно как и отдельные статьи Кейнса о германских репарациях в английском журнале «Нейшн». Словом, это был мировой авторитет по финансовым вопросам.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Общее разбалтывание разведывательной машины дополняла монотонная, серая партийная работа, оторванная от реальных глубинных процессов жизни. Вот как мне виделись партийные мероприятия тогда, десять лет назад: «Вчера целый день просидели на партийной конференции. Все шло и прошло, как обычно за последнее время, гладко-гладко. Прямо-таки проскользили по мероприятию, не зацепившись ни за кого ничем. В таком виде стандартизированные конференции давно себя изжили. Все в них стало рудиментарным, даже буфеты с улучшенным ассортиментом харчей. Когда-то давно, на заре туманной юности, когда прототип нынешних конференций только зарождался, в стране было голодно, холодно, все порушено.

Делегаты неделями добирались до центров партийной жизни, жевали сухарные крошки, синели от недоедания. Партия старалась, чтобы ее мероприятия были вехами в сознании делегатов. Их поили горячим чаем, подкармливали бутербродами – не виданным для многих лакомством, давали регулярные горячие обеды. Тогда это была необходимость, люди валились с ног от недоедания. А теперь… груды тортов, фруктов, бутербродов, штабели бутылок с пивом, «пепси-колой» (ей-то уж совсем тут не место). Пузатые самовары, пузатые буфетчицы, пузатые делегаты. Их надо голодом лечить, а не перекармливать в дни партмероприятий.

С книгами то же самое. Тогда, при явной нехватке печатной продукции, делегатам давали труды Ленина, брошюры с партийными документами, статьи «Правды». Люди везли их на места, как политический динамит, которым рвали вековой социальный лед России. Теперь форма осталась, но люди стоят за «дефицитом», они спрашивают Ю. Семенова, В. Шукшина. Политическую литературу не берут или берут аптечными дозами.

Президиум собрания некогда был настоящим рабочим органом, из-за разных точек зрения, тенденций, даже фракций было рискованно поручать одному лицу ведение партийного собрания, конференции. Сейчас президиум – это «почетные ложи». В первых рядах сидит самое большое начальство, во втором – второстепенное начальство, в третьем – третьестепенные лица. Задача – не работать, а чинно высидеть до конца. Рассказывают, что А. А. Громыко лучше других умеет терпеливо высиживать долгие бдения: до обеденного перерыва он держит левую ладонь на правой руке на столе, а после обеда – наоборот. Вот и вся работа.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Николай Сергеевич Леонов, генерал-лейтенант КГБ, сотрудник внешней разведки, профессиональный историк.
Из книги "Лихолетье"

"Распад Советского Союза не был следствием национальных народных восстаний, наоборот, народы в ходе референдума в марте 1991 года однозначно высказались за сохранение единого союзного государства. Но Союз не был нужен политическим кликам, и они, пользуясь усталостью, безразличием народа, прикончили его ударом перьев в глухом охотничьем домике в Беловежской пуще. Так же как в свое время Золотая Орда распалась на улусы под влиянием слабости центральной власти и господства местных ханов, по такой же схеме развалился и бывший могучий Советский Союз. Он разломился по нарисованным искусственным границам, вопреки воле и интересам сотен миллионов населяющих его людей.

Подобно тому как преступные мафиозные структуры делят улицы города, рынки, вокзалы на зоны своего исключительного влияния и даже готовы вступить в кровопролитные разборки при попытке посягнуть на их «владения», так и политические мафии, созревшие в СССР в последние 20–25 лет при немощном Брежневе и Горбачеве, порвали ткань единого государства. Властолюбие личностей оказалось сильнее интересов народов. Посмотрите на список нынешних руководителей независимых государств, вчерашних республик Советского Союза, и вы увидите среди них «видных деятелей коммунистической партии».
*****
"...14 мая 1975 г. к нам в разведку приехал тогдашний директор Экономико-математического института Академии наук СССР академик Николай Прокопьевич Федоренко. Он пытался решить задачу автоматизации обработки всех экономических показателей по народному хозяйству страны, чтобы кардинально улучшить управление им. Академик нарисовал обобщенную картину положения в стране, что было важно для нас, разведчиков, проводивших все свое основное время в изучении зарубежных стран и их проблем. Вот как выглядело основное содержание его выступления по сохранившимся записям: «Хозяйство у нас большое, разлапистое. За все первое десятилетие советской власти (1918–1928 гг.) в капитальное строительство было вложено 1,5 млрд, рублей, а сейчас ежегодно вкладываются 80 млрд, в сопоставимых ценах. В стране 120 млн человек наемного труда, что соответствует 50 % населения. 300 тыс. предприятий промышленного и сельскохозяйственного производства трудятся над выполнением планов.Read more... )
jlm_taurus: (Default)


Что бы ни говорили мне мои русские соседи, как бы ни превозносили коммунистические начальники страну, где якобы достигнуты социальная справед­ливость и равенство, меня никогда не принимали за равного. Да, меня ценили за профессиональные качества, однако я оставался диковиной и потен­циальным героем советской пропаганды. Я как-то приспособился ко всему этому. Смирился даже с оди­ночеством: некому было согреть мою постель, неко­му обнять и назвать папой. Я научился переносить почти все. Кроме одного.

Я так никогда и не примирился с расизмом в Со­ветском Союзе. Расизм постоянно испытывал мое терпение и оскорблял человеческое достоинство. Поскольку русские кичатся тем, что они свободны от расовых предрассудков, расизм их более жесток и опасен, чем тот, с которым я сталкивался в годы юности в Соединенных Штатах. Мне редко доводи­лось встретить русского, считавшего черных - а так­же азиатов или любых людей с небелой кожей - ров­ней себе. Пытаться их переубедить - все равно что ловить призрак. Я кожей чувствовал их расизм, но как можно бороться с тем, что официально не сущес­твует? Я ощущал на себе расовую неприязнь, хотя и заслужил признание как инженер-механик, чьи изобретения позволили в несколько раз повысить производительность труда. Я даже получил свою долю советских медалей и почетных грамот.

В этой книге я хочу рассказать о своей жизни в Советском Союзе. Мною движет не горечь, не желание денег, славы или возмездия. По своей природе я человек справедливый и не мстительный. Должен признаться, что в некотором отношении я извлек пользу из пребывания в Москве. В тридцатые годы в США я бы никогда не стал инженером-механиком из-за цвета кожи. Никогда бы не завоевал уважения коллег. Не получил бы работу, удовлетворяющую моим творческим потребностям. Никто не признал бы моих профессиональных достижений. В Москве я получил возможность всего этого добиться.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Советское правительство наградило меня за рационализаторское предложе­ние, которое позволило заводу экономить по 15 ты­сяч рублей в год на производственных издержках. Награду я принял с благодарностью: я заслужил ее своим трудом, и мне было приятно, что его оценили. В рус­ских и, к сожалению, в американских газетах снова появились статьи обо мне. Тон этих статей и отклик на них усилили то ложное впечатление, которое уже начинало формироваться обо мне дома.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Это особая книга воспоминаний. Робинсон 1907, родился на Ямайке, выучился на Кубе на станочника-универсала, переехал в США, в годы Великой депрессии работал на заводе
Форда, где был единственным черным станочником среди 700 белых. Хлебнул лиха от расизма, видя снижение производства в Америке, завербовался на Сталинградский тракторный завод,
в числе других иностранных специалистов. Затем работал на Московском подшипниковом заводе, работая, закончил институт и стал инженером.

Потерял американское гражданство, стал гражданином СССР. Работал в гуще простых советских людей, но был знаком и видел представителей разных слоев советского общества,
пережил времена репрессий,войну,эвакуацию , голод и холод вместе с заводом. Был воспитан в религиозной семье, и веру сохранил. Был депутатом Моссовета. Пережил Сталина, Хрущева и Брежнева. Хотел уехать из СССР еще в 60х, но не выпускали, вплоть до снятия с самолета в последний момент. В 1974 по приглашению посла Уганды сумел выехать из СССР,позже вернулся в США, где написал воспоминания в 1988. По-русски книга Робинсона вышла в 2012 году в переводе Галины Лапиной (Санкт-Петербург, "Симпозиум").Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"...В ту пору с учеными обращались бесцеремонно. Часть ученых уже перебывала в тюрьмах и ссылках (например, бактериологи, которых систематически зажимали в 1933-1936 годы, предъявляя им фантастические обвинения; как-то один из наших блестящих бактериологов, Л. А. Зильбер, сидевший три раза по обвинениям, по которым его надо было каждый раз расстреливать, рассказывал мне, что он спасся только решительными грубыми ответами, которые он давал следователю: «Ведь ту чушь, подписать которую вы мне даете, потом откроют - лошади, и те будут ржать от смеха и презрения по вашему адресу»).

Другая часть ученых была интернирована - работала, как в плену (и надо сказать, ей страна обязана многими замечательными достижениями в физике и технике). Про существовавших на свободе можно было сказать: может быть, только кажется, что они существуют. Поэтому и неудивительно, что Аничков, как и Президиум Академии в целом, были тогда в трудном положении.

Мы должны были, например, терпеть поток различных изобретателей-новаторов. Новатор - обычно безграмотный человек, отчасти нахал, отчасти истерик, цель его - прославиться и получить выгодную должность. Одни новаторы предлагают методы исследования, другие - способы лечения, третьи - теории. Часть методов исследования - прямой плагиат из иностранных источников, благо связь с западным миром почти прервана, журналы доступны немногим. Ведь даже цитировать иностранных авторов не полагалось: да редакция их имена все равно должна была вычеркивать, так как советская наука - передовая, первая в мире, и только несоветский человек может «преклоняться перед заграницей». Даже название некоторых диагностических признаков или методик стали «русифицироваться».

Точку Эрба для выслушивания аортального диастолического шума переименовали в точку Боткина (который, ссылаясь на Эрба, указывал на ее значение); симптом Битторфа стал симптомом Тушинского, хотя сам Михаил Дмитриевич, ссылавшийся в своих работах на этот симптом как на симптом Битторфа, и не думал, конечно, его открытие приписывать себе. Появился «симптом Кончаловского», хотя это был признак,хорошо и всюду известный как симптом Румпель-Леде, и т. д. и т. п. Словом, наступила полоса «мокроступов» и «земленаук» - с той разницей, что шла не игра в переиначивание терминов на русский язык, а беззастенчивое ограбление интернациональной науки и воровское приписывание ее открытий отечественным ученым (конечно, без их согласия), своего рода шантаж под флагом патриотизма.Read more... )
jlm_taurus: (1)
РОДИЛАСЬ В БЕРЛИНЕ, ОСТАЛАСЬ В РОССИИ. 1927 год – родилась в Берлине. 1931 – переехала в Москву вместе с родителями, немецкими коммунистами, сотрудниками Коминтерна. Осталась после войны в Москве, несмотря на то, что родители с двумя младшими братишками в 1945-46 годах вернулись в Германию. Отец – руководитель издательства "Диц". Мать – стенографистка, бухгалтер, редактор. В 1934 году вместе с родителями лишена фашистским правительством немецкого гражданства. Училась в 1934-38 годах в немецкой школе имени Карла Либкнехта, затем в московской правительственной школе.

С 1944 года – студентка исторического факультета МГУ, специализировалась в одной группе со Светланой Сталиной. В 1949 году по окончанию учебы распределилась на работу в Киргизию. В течение 40 лет преподавала Историю нового времени в различных ВУЗах республики. Защитила кандидатскую диссертацию по теме "Мартовские бои 1919 года в Берлине" в 1959 году. С 1989 года снова живет в Москве, пять лет проработала редактором литературного отдела немецкой газеты "Нойес Лебен". Оба ее брата живут в Германии, один сын в России, двое в Киргизии, один из которых женат на немке из ФРГ...

Написала и издала книгу воспоминаний »Ich wollte keine Deutsche sein« ("Я не хотела быть немкой"). Пишет о своей интересной, полной противоречий и общественных событий жизни, более всего для своих сыновей, внуков и братьев. Друзья и знатоки истории настойчиво советуют познакомить и читателей с этими автобиографическими рассказами. Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"...Уйдя из университета, я поступил главным механиком в трест «Мордовмелиорация». Это была солидная организация, обещавшая квартиры своим сотрудникам. Главным инженером там работал Арнольд Алексеевич Лигонен. Он был тактичным по мордовским представлениям человеком. Он относился ко мне очень уважительно и ценил моё образование. Я долго не задержался в системе мелиорации, потому что мне не понравился сам её принцип. Советская система мелиорации занималась освоением огромных средств, выделяемых на улучшение земель. В каждой ПМК находилось множество образцов современной техники: мощные бульдозеры, скреперы, кусторезы, экскаваторы и земснаряды. Все эти машины, на мой взгляд, использовались во вред природе.

Изучив то, чем занимается трест, я сказал Лигонену, что в этой работе мало пользы: − Разве можно осушать поймы рек? Лигонен ответил: − Сейчас осушаем, потом начнем обводнять – на наш век работы хватит. Несмотря на высокую зарплату и скорое обещание квартиры,в душе у меня было неспокойно. Каждый день я выходил на работу с тяжким грузом на сердце. Когда я пришёл увольняться, начальница отдела кадров мне сказала: − После первой же составленной вами бумаги я поняла, что вы у нас долго не задержитесь. Так оно и вышло. В нашей организации работают люди, не задающие лишних вопросов.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
«Всегда, когда мы возвращались из путешествия, мы гораздо острее воспринимали все, что происходит дома. Людям, которые не покидают своего гнезда, все кажется очевидным. Способность к относительному восприятию приобретается лишь после знакомства с заграницей. Появляется масштаб… Путешествия меняют человека. Он приобретает терпимость к людям, способность понимать их».

академик Владимир Алексеевич Виноградов: "В 50е-60е годы прошлого столетия широкой известностью в мире пользовались чехословацкие путешественники-автомобилисты Мирослав Зикмунд и Иржи Ганзелка. Они совершили два многолетних пробега на автомобиле «Татра» по 76 странам четырех континентов. Первое их путешествие началось в 1947 г. и продолжалось три с половиной года. За этот период они проехали через большинство стран Европы, из конца в конец исколесили Африку, совершили большой пробег по Латинской Америке. Результатом этого путешествия явились сотни репортажей, ряд кинофильмов и восемь книг: «Африка грез и действительности» (3 тома), «Там, за рекой — Аргентина», «Через Кордильеры», «К охотникам за черепами», «Между двумя океанами», «От Аргентины до Мексики». Книги были переведены на многие языки и пользовались большой популярностью.

Второе путешествие Зикмунд и Ганзелка предприняли в 1959 г. За четыре года они побывали во многих государствах Ближнего и Среднего Востока, проехали по Индии, Цейлону, Непалу и Индонезии, в которой осмотрели острова Суматру, Ниас, Яву, Бали. Им не удалось побывать в Австралии и Новой Зеландии. Правительства этих государств отказали им в визах. Они допускали, что им не удастся посетить и Японию, но это опасение не оправдалось.

Вопрос о возможности проезда чехословацких путешественников в 1963–1964 гг. через СССР от Владивостока до Бреста (после пребывания в Японии) был поставлен Академией наук Чехословакии в 1961 г. перед Государственным комитетом по культурным связям с зарубежными странами и Академией наук. В августе 1962 г. Зикмунд и Ганзелка приехали в Москву для обсуждения маршрута пробега, который был подготовлен Институтом географии АН СССР, и других деталей предстоящего путешествия.

По их просьбе в маршрут были внесены некоторые изменения. Организация пробега была возложена ЦК КПСС на Академию наук. Был создан Оргкомитет во главе с главным ученым секретарем АН СССР академиком Н.М.Сисакяном. В его состав вошли представители многих министерств. На первом заседании Оргкомитет обсудил наиболее принципиальные вопросы и создал Оперативную группу для непосредственного осуществления пробега, руководство которой возложили на меня как заместителя Н.М.Сисакяна. Моим помощником стал начальник Отдела научного сотрудничества с социалистическими странами И.Н.Киселев. Основную работу, по согласованию со мной, выполняли именно он и подчиненные ему сотрудники.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
"...А те, кто точно знал куда едет, везли с собой в чемоданах из Москвы сотни пачек прекрасных болгарских сигарет типа "Ту", "БТ" или нашу "Яву", которые у нас стоили 30-40 копеек. Кофе тоже почему-то стоил очень дорого. Маленькая чашечка 100 грамм стоила везде 0.5 марки - хоть в буфете, хоть на работе. И это в то время, когда у нас дома он стоил в зёрнах 4 рубля за 1 кг. На всех объектах были очень хорошие столовые, куда ходил обедать персонал. Причём можно было выбирать, в каком блоке питаться - в немецком, или русском. В немецком блоке на пластмассовом подносе было три отделения. В одном - салат, во втором - маленькая чайная чашечка с жидким супом, в третьем - мясное блюдо. Хлеб они почти совсем не брали. В русском отделении готовили повара из СССР, и была наша привычная пища - салат, борщ с мясом или суп, второе мясное. Хлеба любого сколько угодно. К гороховому супу были гренки. Но чтобы питаться в русском отделении, надо было доплатить за обед 50 пфеннигов. Некоторые немецкие коллеги охотно питались в нашем отделении.

Условия жизни в Зигмаре и на других объектах для семей советских специалистов были просто великолепные. Для детей имелись школы-десятилетки и музыкальные школы, собственный пионерлагерь под городком Крибштайн. В разных местах ГДР имелись собственные санатории и дома отдыха, где можно было отдохнуть с семьёй неделю-две, или больше. Путёвки имели вполне доступную цену. Собственные медицинские центры. Для жён специалистов при клубах была открыта масса самых разных кружков по изучению всего - от немецкого языка до профессионального вязания. Моя жена Нина пошла на курсы вязания и довольно быстро начала осваивать это ремесло. К тому же в магазинах ГДР был широчайший выбор чистой английской пряжи множества цветов и оттенков, и различной толщины. Сначала Нина стала вязать вручную, а потом купили вязальную машину "Веритас", и за несколько месяцев она обвязала всю семью первоклассными вещами на разные сезоны. Причём некоторые вещи были даже лучше магазинных.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Выдержки из воспоминаний: "Как я пытался купить автомашину "Волга" и "Впечатления советского человека от пребывания в ГДР (1971-73 гг.)"
"Автор..стал горным инженером по геологоразведочной специальности. Работал на различных должностях в экспедициях на Севере Красноярского края, Приполярного и Северного Урала. 7 лет работал на Семипалатинском ядерном полигоне, из которых 2 года руководил спецучастком по бурению и забивке боевых скважин, живет в Обнинске."

***
"...Закончив работать на Севере в 1966 году, и собрав все отпускные за 4 года, взнос за кооперативную квартиру, и вычтя текущие расходы, мы обнаружили, что имеем финансовую возможность купить в личное пользование автомашину. Какую именно машину - вопрос не стоял. Естественно, только "Волгу" ГАЗ-21. И вовсе не из-за некоего престижа, а исключительно из-за бОльших удобств. Вопрос возник один - где и каким образом её купить. Цена на них поднялись год назад и она стоила уже 5600 рублей.

Тут необходимо небольшое отступление. Легковой автомобиль в личном пользовании и до войны, и ещё лет 10 после войны был в общем-то экзотикой. В Североуральске к середине 50-х годов их было не более 5 штук -"Москвичи" и "Победы" при населении около 20 тысяч человек. Ещё в 1954 году при желании и деньгах можно было в Нижнем Тагиле свободно купить автомобиль "ЗИМ" за 41 тысячу рублей. До наших людей очень долго доходила мысль, что машина даёт ни с чем не сравнимую свободу передвижения и организации семейного отдыха как в месте жительства, так и в поездках за его пределы. Хотя возможности выезда за пределы нашего района были сильно ограничены отсутствием автомобильных дорог в общем понимании этого слова. Зато в те ранние годы Москва, как столица, имела приличную сеть дорог и хорошую связь с Крымом, Кавказом и столицами западных союзных республик.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
User-friend [livejournal.com profile] vas_s_al поместил у себя ссылки на работы известного экономиста Г.И. Ханина. Вот некоторые выдержки из его воспоминаний.

"...Пересчет советских темпов роста. В 1972 г. я защитил кандидатскую диссертацию по фондовым биржам капиталистических стран. В то время я являлся единственным научным работником в этой области в СССР и для защиты докторской диссертации на ту же тему много времени не потребовалось бы. Однако я был погружен в исследование проблем советской экономики и судеб советского общества. Любая публикация или диссертация на такую тему была немыслима, по крайней мере в обозримом будущем. В то время преследовались даже менее опасные исследования на ту же тему. Я не исключал и прямых репрессий со стороны властей. Но моя молодость, научное любопытство и гражданская ответственность возобладали.

Я начал оценивать реальные темпы роста советской экономики начиная с 1955 г. Мой непосредственный начальник в Научно-исследовательском институте систем управления Министерства приборостроения СССР В. Образ и директор института Ф. Солодовников поддерживали эти исследования. В течение года я получил существенные результаты, которые выявили непрерывное падение темпов экономического роста начиная с конца 1950-х гг. Согласно моим расчетам и вопреки широко распространенному мнению советских и западных ученых, восьмой пятилетний план (1966—1970 гг.) не был исключением из этой тенденции. Исходя из факта исчерпания экстенсивных факторов роста, я пришел к выводу, что замедление должно привести к стагнации в середине 1980-х гг. Read more... )
jlm_taurus: (Default)
11.04.1934 - 1994 Родился 11 апреля 1934 года в г. Смоленске в семье служащих. Окончил ф-т журналистики МГУ (1957). Был членом КПСС (с 1963). Работал литсотрудником, зав. отделом культуры, зам. гл. редактора газ. "Северная правда" (Кострома, 1957-76); ответств. секретарем Костромского отделения СЖ СССР (1976-87); полит. обозревателем ж-ла "Коммунист", с 1991 выходящего под названием "Свободная мысль"(1987-94).

...руководил творческими семинарами начинающих журналистов и литераторов, принимая живое участие в их дальнейшей творческой судьбе. В Союз писателей России принят в 1975 году. За эти годы им было написано и опубликовано огромное количество статей по вопросам культуры и литературы, в том числе о культурной и литературной жизни Костромы и области, о писателях, музыкантах, художниках, актерах и т.д. Уйдя из редакции газеты, занялся литературной критикой, выпустил ряд книг, посвященных творчеству В. Быкова, С. Залыгина, Г. Троепольского, Б. Васильева и других писателей. Несколько работ посвятил современной советской прозе и театру; написал ряд статей для "Краткой литературной энциклопедии" и других литературоведческих изданий
**************
"Ненормальное давно и незаметно стало нормальным. Мы молчаливо допустили, что обойтись можно без молока каждый день, без хорошего чая, без масла. Без какой-нибудь ваты, без электрических лампочек. Без батареек. Без свободы выбирать одного из двух. Без свободы писать письма, огражденные от перлюстрации. Без многих других свобод. И несвобод. Допускали, что все нормально. Потому что мы имели в виду возможные худшие варианты. И только поэтому мы говорили: все хорошо!"
29.12.76.
Пенсионерам дают к Новому году талоны на мясо в домоуправлениях (1 кг на пенсионера). Впрочем, не талоны, а “приглашения”. Получаешь “приглашение” и идешь в магазин. Сегодня “Северная правда” отправила своих представителей в магазин, чтобы получить мясо (по 1 кг на работника). Именно так “дают” мясо трудовым коллективам. В магазине же сказали: берите тушу и рубите сами. Редакционные женщины возмутились и ушли. После телефонных переговоров с начальством мясо обещали завтра: и разрубленное, и высшего сорта. Сегодня жена Камазакова, член областного суда, целый день рубила мясо. Этому “коллективу” мясо выдали тушей. Рубили, взвешивали, торговали.
P. S. Перечитал все это. Какой-никакой, а документ. След пережитого. Соединить бы все — “роман моей жизни”.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Продуктовые заказы в Советском Союзе. В те годы возникла и долго существовала система распределения продуктов через «Столы заказов». Выглядело это примерно так. Ваше учреждение было прикреплено к столу заказов какого-то продовольственного магазина. Регулировал это прикрепление и выделение заказов торговый отдел районного совета депутатов трудящихся Райторготдел. На общественных началах выделялся уполномоченный по заказам, который контактировал с магазином. Вот уполномоченный оповещает коллектив, что нам сегодня выделено десять заказов в составе: курица одна, колбасы сырокопченой полкило, сливочное масло - две пачки, консервов - две банки. Стоимость такая-то. Желающие приобрести заказ, вносили деньги.

При этом общественность в лице, в основном, профорга следила за тем, чтобы очередность получения заказов справедливо соблюдалась. Уполномоченному обычно выделяли казенную машину. Он ехал в магазин, привозил заказы, и счастливчики шли домой, неся пакет с курицей, полукилограммом сырокопченой колбасы, двумя пачками масла и двумя банками консервов.

Прикрепление к магазину и выделение заказов осуществлялась с учетом численности и престижа учреждения. Поступая на новую работу, вы интересовались не только зарплатой, но еще и тем, каковы здесь заказы и как часто они бывают. Впрочем и сейчас интересуются не только зарплатой, но и так называемым соцпакетом. Более выдающиеся личности получали доступ к кремлевскому распределению. Вот примерно по такой схеме решались вопросы питанияRead more... )
jlm_taurus: (Default)
Начальник отдела контроля и автоматизации технологических процессов. По образованию инженер-электрик, окончил Московский энергетический институт в 1950 году. Кандидат технических наук.

Генеральная задача НИТБ МО заключалась в выполнении решений партии и правительства по созданию мобилизационных мощностей, способных производить специальную продукцию в особый период. При этом мы не разрабатывали ни самих препаратов, ни технологий их изготовления. Это была функция институтов Управления МО. Мы не разрабатывали проектно-сметную документацию, этим занимались несколько проектных организаций. Мы не производили строительно-монтажных и пуско-наладочных работ, их выполняли специализированные подрядные и субподрядные организации. Заказом и поставкой оборудования и строительных материалов, расчетами с подрядчиками и субподрядчиками мы тоже не занимались. На это были дирекции строящихся предприятий.

После этих перечислений на ум невольно приходят слова из популярной впоследствии песни «Мы не пашем, не сеем, не строим. Мы гордимся общественным строем». Но и это тоже будет неправильным, поскольку гордиться общественным строем в армии было задачей главного политического управления.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Бюрократизм как система побеждает потому, что более прогрессивен, чем капиталистический строй, так как дает возможность организации труда в масштабах всей страны, концентрации всех сил на решающих участках экономики, социальные гарантии трудящимся: государственную организацию медицины и образования при отсутствии кризисов и безработицы. (Уже после лагеря в разговоре с тещей-врачом, тогда еще истовой коммунисткой, на вопрос, почему я не вижу в нашей действительности ничего хорошего, я ответил: «Ну почему же: вот, например, бесплатная медицина!» — и вдруг услышал: «Уж про бесплатную медицину ты не говори!» Оказалось, что хвалить можно было только то, о чем человек не имел никакого представления.)

Третья глава посвящалась истории советского общества. Еще Плеханов, полемизируя с народовольцами, утверждал, что приход к власти революционеров до того, как народ будет готов к взятию этой власти, не приведет к народоправству, «а будет обновленной древнекитайской или древнеперуанской деспотией на коммунистической подкладке». Мы приводили цитаты из Ленина и Сталина (разумеется, дореволюционные) о том, что крестьянское большинство России не хочет социализма, и указывали, что даже VI съезд партии (август 1917) отрицал социалистический характер будущей революции. Даже после победы большевиков обобществление крупной собственности не было принципиальным политическим актом, а проводилось в силу экономической необходимости, зачастую по инициативе снизу. Не только в России, но и почти везде во время войн и других катаклизмов государство брало промышленность под свой контроль. Read more... )
jlm_taurus: (Default)
Я ехал в командировку через Москву, где решил встретиться с академиком Струмилиным. Мой выбор определила его биография: участник социал-демократического движения с 1897 года, первоначально — меньшевик, известный экономист. На объявленную Хрущевым программу перехода к коммунизму он откликнулся статьей, в которой писал: «Мне глубоко чуждо представление о том, что в коммунизм сначала должны войти руководители и наиболее передовые рабочие, а уж потом, в неопределенном будущем, и вся остальная масса советских граждан» (цитирую по памяти).

Узнав его телефон в справочном бюро, я позвонил, представился инженером из Уфы и попросил о встрече, имевшей целью выяснение некоторых непонятных мне экономических вопросов. На другом конце провода попросили меня подождать минутку. Потом сообщили, что Станислав Густавович ждет меня к такому-то времени; говорящий попросил меня быть точным и продиктовал адрес.

Я пришел заранее. Чтобы убить время, осмотрел двор, уставленный машинами (тогда это было еще редкостью), подивился на лифты (один с парадного, другой с черного хода), нашел указанную квартиру и позвонил. Дверь открыл мужчина лет тридцати пяти, спросил, я ли хотел встретиться, и пропустил в квартиру с высоченными потолками и огромной передней. Он провел меня в кабинет Струмилина, предупредив по дороге, чтобы я не злоупотреблял временем визита, потому что академик стар и плохо себя чувствует.Read more... )
jlm_taurus: (Default)
" Воспоминания Валерия Ронкина построены, в сущности, как цепочка эпизодов, каждый из которых представляет собой коллизию между «чертежным» здравым смыслом идеалиста и реальностью советского (а в последней части книги – и постсоветского) абсурда. И чаще всего это столкновение происходит в производственной сфере; контекст, достаточно редкий для мeмуарного жанра, – но именно этот контекст определяет внутреннюю драматургию личности автора, его становление и развитие. Подобно новому Кандиду, бродит Ронкин по экономическим джунглям «реального социализма, задавая себе и другим наивные и неудобные вопросы и сам же на них отвечая. Каждый эпизод анекдотичен; и единицей повествования естественно становится анекдот." из предисловия.Read more... )

Profile

jlm_taurus: (Default)
jlm_taurus

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 06:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios