jlm_taurus: (Default)
[personal profile] jlm_taurus
Как бы невзначай, через губу:
"...всегда интересно разглядывать кулинарные фолианты или каталоги Внешпосылторга с едой, всякие меню или, например, фотографии сервированных столов. Вот, как раз, каталог с крабами, икрой, колбасами и прочими радостями бытия... Что-то из этого набора была доступно простым гражданам, что-то не очень."

Валерий Золотухин. Из дневника 1967 ...18 июля вечером я вылетел в Москву… Встретились с отцом, выпили, поговорили. Два дня сломя голову, задрав подолы, бегали по магазинам, по кладбищам «слонов», по достопримечательностям. К вечеру, одурев от усталости, сутолоки и жары, садились за стол и пили.
«Березка» — валютный магазин, а кто знал? Подходим. У дверей несколько чмуров.
— У вас какая валюта?
— У нас советский рубль.
— Проходите, товарищ, с рублями здесь делать нечего.
— А мы просто посмотрим.
— Смотреть нельзя, пройдите, товарищ.
— Ну пустите посмотреть, мы трогать ничего не будем.
— Товарищи, пройдите, не добивайтесь себе неприятностей.
Отошли оскорбленные, облитые помоями. Молчим. Отец остановился, оглянулся, крякнул: - Вот ведь как неумно мужику, значится, омрачают его существование. Для кого мы советскую власть устанавливали, жизни свои, значится, покладали, нас же самих не пускают посмотреть, что они там иностранцам продают, чем они там за занавесками, значится, занимаются. А может, там надо поразогнать кой-кого, может, повторить 17-й год. Это — через 50 лет нашей власти. Что они там распродают, почему с глаз закрылись? Окошки позанавешивали?

Владимир Высоцкий, ПОЕЗДКА В ГОРОД ,1969
Я – самый непьющий из всех мужуков:
Во мне есть моральная сила, –
И наша семья большинством голосов,
Снабдив меня списком на восемь листов,
В столицу меня снарядила.

Чтобы я привез снохе
с ейным мужем по дохе,
Чтобы брату с бабой – кофе растворимый,
Двум невесткам – по ковру,
зятю – черную икру,
Тестю – что-нибудь армянского разлива.

Я ранен, контужен – я малость боюсь
Забыть, что кому по порядку, –
Я список вещей заучил наизусть,
А деньги зашил за подкладку.


Значит, брату – две дохи,
сестрин муж – ему духи,
Тесть сказал: «Давай бери что попадется!»
Двум невесткам – по ковру,
зятю – заячью икру,
Куму – водки литра два, – пущай зальется!

Я тыкался в спины, блуждал по ногам.
Шел грудью к плащам и рубахам.
Чтоб список вещей не достался врагам,
Его проглотил я без страха.

Помню: шубу просит брат,
куму с бабой – всё подряд,
Тестю – водки ереванского разлива,
Двум невесткам – по ковру,
зятю – заячью нору,
А сестре – плевать чего, но чтоб – красиво!

Да что ж мне – пустым возвращаться назад?!
Но вот я набрел на товары.
«Какая валюта у вас?» – говорят.
«Не бойсь, – говорю, – не доллары!»

Растворимой мне махры,
зять – подохнет без икры,
Тестю, мол, даешь духи для опохмелки!
Двум невесткам – все равно,
мужу сестрину – вино,
Ну а мне – вот это желтое в тарелке!

Не помню про фунты, про стервинги слов,
Сраженный ужасной загадкой:
Зачем я тогда проливал свою кровь,
Зачем ел тот список на восемь листов,
Зачем мне рубли за подкладкой?!

Где же все же взять доху,
зятю – кофе на меху?
Тестю – хрен, а кум и пивом обойдется.
Где мне взять коньяк в пуху,
растворимую сноху?
Ну а брат и с самогоном перебьется!



Поездка в город – Избранное. Вариант названия – «Про валютный магазин». В первоначальном варианте песни имелись две заключительные строфы:

Нет, мне не понять – я от злости дрожу,
Такое приснится по пьянке, –
Ну что я семье своей завтра скажу –
Другой раз давайте мне франки!

И вам будет по дохе,
кофе молотый – снохе,
Куму, зятю и братьям – что попадется,
Брату с бабой – пуд икры,

мужу сестрину – ковры,
Ну а тесть и с чери-бренди обойдется!

Последняя строка десятой строфы при этом имела такой вид:
Сестрин муж: «Давай бери что попадется!»

Комментарий Высоцкого: «Я хочу рассказать вам маленькую историю, связанную с этой песней. К Валерию Золотухину, когда он уже закончил учиться и стал работать в театре, приехал его отец. В первый раз приехал в Москву. Надо вам сказать, что отец его – человек, который все прошел: огонь, воду, медные трубы… И прошел достойно – выжил!

Отец говорит: “Валера! Я тебя прошу, надо по магазинам пройти. Ты посмотри, что мне тут написали сестры!”
Валере неудобно сказать, что просто так ничего не купишь. Он говорит: “Отец, в магазинах много людей. Ты не успеешь за один день. Давай, дадим кому-нибудь задание. Ну, жены походят!”

А отец думал, что приехал в столицу, сказал: “Мне это, это и это!” – и ушел. Поэтому заупрямился и говорит: “Нет, пойдем! Видишь, как ты одет! Мне надо, чтобы…”
В общем, они пошли. Пошли и пришли в ГУМ. Людей полно. А отец Валеры был одет тепло. Уже весна была. Он еле-еле из ГУМа вырвался и спрашивает: “Что так много людей?” Валерий стал его успокаивать: “Ну ты же понимаешь, отец, не только ты приезжаешь, много людей!”

Вышли они из ГУМа, идут, разговаривают. И вдруг отец увидел магазин для иностранцев, который называется “Березка”.
– Вот он! Идем!
Естественно, в этот магазин никто не ходит. Ничего не написано. Это сейчас стали писать, а тогда не было написано. Просто на входе сидел человек, который спросил у отца Валерия: “Гражданин! Какая у вас валюта?” Именно это натолкнуло меня на мысль написать песню “Поездка в город”. Я не знаю, кем надо быть, чтобы спросить, какая валюта у Валеркиного отца. У него отродясь ничего не было, кроме рублей, да и то мелочью» (Владимир Высоцкий. Монологи со сцены, с. 187-188).

На вопрос слушателей, что такое «желтое в тарелке», Высоцкий ответил: «Хотите, я вам скажу, что это такое? – Не знаю! Просто помню, что были какие-то банки консервные. Сейчас они исчезли. На них была нарисована тарелка, а на ней – что-то желтое.

Может быть, это было манго. Я не знаю, что-то желтое. Вот моему герою понравилось, и он говорит: “Дай мне!”
Вообще, о некоторых словах в этой песне.

“Зять подохнет без икры…” – ну, то есть так нужна зятю икра, что он без нее подохнет просто. Тут понимать нечего.
“Тестю водки ереванского разливу”. – Почему водки, а не коньяку? А потому, что ему все равно – какая разница!
Человек, который поехал, он же все перепутал. В этой песне весь смысл в этом. Он помнит, что зять просил выпить, а что – не помнит. А в конце он вообще поет: “Я ему самогону привезу!”

Наверное, вам непонятно, почему “даешь духи для опохмелки”. Вот это я вам могу сказать, почему. Мы с моим товарищем однажды встали утром – это было лет десять тому назад – и искали, искали – а дома ничего нет! Вдруг он кричит: “Нашел!” Я бегу, смотрю, он чего-то несет. Почти полный стакан. Я схватил и спрашиваю: “А что это такое?” Он отвечает: “Да неважно!” Так, вроде лучше стало… Короче говоря, оказалось, что это французские духи, которые привезла мать его. Она ездила за границу и истратила на них все, что заработала. От сына она отказалась сразу, моментально. Ну, а после нас можно было заходить в туалет только недели через три» (Владимир Высоцкий: монологи со сцены, с. 187).

Источник текста: Владимир Семенович Высоцкий. Собрание сочинений в четырех томах. Том 1. Песни. 1961-1970 http://v-vissotsky.ru/audio.php?zid=270

МИТЮШЁВ Валерий Павлович .Начальник отдела контроля и автоматизации технологических процессов. Кандидат технических наук http://jlm-taurus.livejournal.com/84680.html

Время: 1960-70 Место: Москва Советский Союз и инфляция. Доступность пищи - это главный показатель качества жизни и предмет заботы каждого. Только стрекозе стол и дом были готовы под каждым кустом. Для лиц, которые не живут натуральным хозяйством, а таких сейчас большинство, доступность пищи определяется тремя факторами: денежными доходами, ценами на продукты и наличием продуктов в продаже. Конечно, очень хотелось бы, чтобы эти три факторы находились в некотором оптимальном соотношении и были стабильны во времени. На деле так не бывает. Зарплата и цены постоянно растут, подстегивая рост друг друга, а дисбалансы отражаются на предложении, то есть наличии товара в продаже. Это и составляет суть инфляции.

Безинфляционное развитие экономики пытались осуществить в Советском Союзе после отмены карточной системы и денежной реформы 47-го года. Это казалось возможным благодаря монопольному положению государства, как в сфере торговли, так и в сфере производства. Сетка должностных окладов, а также расценки для сдельщиков были фактически заморожены. Розничные цены на продукты и другие предметы потребления также не повышались. Более того цены регулярно понижались. Регулярно, раз в год громогласно объявляли о снижении цен на ту или иную группу товаров, но на самом деле инфляция все-таки была. Стране требовалось все больше денег на вооружение, освоение космоса и целинных земель и другие масштабные проекты. Все это в конечном итоге относилось на цены вновь выпускаемых на рынок товаров. Старые товары продавались по старым ценам или даже по сниженным, но реальная покупательная стоимость рубля снижалась.

Обмен денег (деноминация) в 1961 году. Пусть экономисты простят мне этот доморощенный анализ. Но именно так представлял я себе причины проведения денежной реформы 61-го года, состоявшейся вскоре после нашего переезда в Москву.

Собственно денежной реформой это мероприятие не называли, более того, таких слов тщательно избегали. Было объявлено, что проводится изменения масштаба цен в десять раз и переход на новые образцы купюр. Утверждалось, что мероприятие это чисто техническое и на благосостоянии населения никоим образом не отразится. Просто вместо тысячи рублей, скажем, будете получать сто, но и батон белого хлеба будет стоить не рубль тридцать, а тринадцать копеек. Обмен наличных денег будет производиться беспрепятственно, в любых количествах достаточно длительное время. Причем, первые три месяца будут иметь хождение оба вида купюр. Вклады в сберегательных кассах пересчитают автоматически десять к одному независимо от их величины. В общем, беспокоиться нечего.

Первое время так оно и было. Мы, правда, кое-что потеряли на округлениях. Скажем, стакан газировки без сиропа стоил пять копеек, а теперь он стал стоить одну копейку, потому что монеты достоинством полкопейки просто не было.

Первыми поползли вверх цены на колхозных рынках, где фиксированных цен вообще не было. Цены изменялись в зависимости от соотношения спроса и предложения в данном месте и в данное время. Картошку мы обычно покупали на рынке. В магазине картошка была, но крайне низкого качества. Стоила она там рубль кило, а после реформы стала 10 копеек. В воскресенье я обычно брал рюкзак и ехал на Ленинградский рынок, где приличная картошка продавалась по три рубля кило. Восьми килограмм нашей семье на неделю вполне хватало. После перехода на новые деньги картошку на этом рынке стали продавать на рубль три кило. На первый взгляд - почти то же самое, а на деле десятипроцентная инфляция. А цена на картошку продолжала подниматься. Долго держалась на пятидесяти копейках за килограмм, но в конце концов доползла и до рубля.

Соотношение курсов и уровней цен. Картошка - это мой личный опыт. Другие продукты я покупал редко, по разовым поручениям, и цен не помню. Зато хорошо помню, что стали подниматься цены в столовых. В столовой я обедал каждый будний день. До реформы в столовую обычно ходили с пятеркой и получали сколько-то копеек сдачи. После реформы в столовую шли с рублем и сдачи с него получали все меньше и меньше, пока в сознании не утвердилось, что на столовую нужен рубль. Ходил даже такой анекдот. Спрашивают, какие деньги лучше: старые или новые. Отвечают: конечно, новые. На старые деньги я на пять рублей мог пообедать один, а теперь на пять рублей мы можем пообедать вдвоем.

Почему изменение масштаба цен дало толчок ускорению инфляции? Мне кажется потому, что проведенная деноминация рубля была на самом деле маскировкой его девальвации. Я и сам не очень хорошо понимаю эти мудреные слова, поэтому для тех, кто понимает еще меньше, поясню. Курс рубля в иностранной валюте увеличился не в десять раз, а всего лишь в два с четвертью раза. Если доллар на старые деньги стоил четыре рубля, то теперь он стоил не 40 копеек, а 90 копеек. Это изменение курса рубля никак не увязывалось с проведенным мероприятием, не афишировалось, а просто в очередном бюллетене иностранных валют, который печатался раз в месяц в «Известиях», мелким шрифтом, было указано, что один доллар США стоит теперь 90 копеек. Народ курсами валют тогда не интересовался и на эту публикацию внимания не обратил.

Девальвация рубля не помогла, по-видимому, справиться со все нарастающим дефицитом продуктов питания. В мае 62-го года вместо ожидаемого в это время очередного понижения цен вдруг, как гром среди ясного неба, были повышены цены на мясо, мясопродукты, животные жиры - примерно на 25 процентов.
Мало того. Практически одновременно понизили расценки на некоторые виды работ рабочих-сдельщиков в промышленности. Это было сделано не централизованно, а исключительно на местном уровне, на уровне предприятий, но как-то удивительно синхронно.

И случилось непредвиденное. Народ, который уже был приучен во всех случаях одобрять мудрые решения партии и правительства, стал роптать. А в Новочеркасске протестующие рабочие вышли на улицы. Это выступление было жестоко подавлено. Слухи о нем проползли по стране и заглохли. В газетах сообщили о задержании нескольких хулиганствующих элементов.

Чеки Внешпосылторга и магазины Берёзка. Мяса и масла в стране от этого больше не стало. География снабжения была пестрой. В Москве и Ленинграде дефицит еще особенно не ощущался, а вот в таком крупном промышленном центре, как Свердловск, в магазинах мало чего можно было купить. Без перебоев был черный хлеб, макаронные изделия, некоторые крупы, сахар. А сливочного масла в магазинах не было практически никогда. Редко появлялись и мясные изделия.

Мои свердловские знакомые ездили за мясом на машинах через весь Урал в Курган. Зауралье - это зона мясного скотоводства, а в Кургане был мощные мясокомбинат, который поставлял мясопродукты в Москву. Но местные власти сумели договориться, что некоторая часть сверхплановой продукции остается в городе. И в курганских магазинах было и мясо, и гастрономические мясные изделия, даже такие, о которых в Москве уже забыли. Например, шейка. Неплохое снабжение было в новосибирском Академгородке, а вот в самом Новосибирске было гораздо хуже, хотя Академгородок и считался административным районом Новосибирска. В нескольких километрах от Академгородка есть небольшой промышленный город Бердск. Так вот в Бердске полки в магазинах были пустые, и бердчане ездили в Академию, как они называли Академгородок, за продуктами.

Если на рынке товара нет, то он появляется на черном рынке. Надо было иметь доступ к завмагу или товароведу, или продавцу и за соответствующую мзду вы получали нужные вам продукты. Можно было покупать продукты на колхозном рынке. Там они стоили в четыре-пять раз дороже, чем в государственных магазинах.

В столице и в крупных городах появились магазины «Березка». Там можно было купать все по государственным ценам, но не за деньги, а за так называемые чеки Внешпосылторга. Чеки можно было приобрести за валюту, в том случае, если у вас был ее легальный источник. Например, если вы были иностранным подданным или работали по контракту за границей. Чеки были двух сортов. Одни продавались за свободно конвертируемую валюту: всякие там доллары, фунты, франки, - а вторые продавались за валюту стран народной демократии. На чеки второго типа в «Березке» продавались не все товары, а ограниченный ассортимент. ..."

Огонек 17 Марта 1973 "Я пошел прямо к директору московского магазина «Диета» №12 Н. А. Ермолаеву и спросил:
— У вас есть ассортиментный минимум товаров?
— Есть. А что?
— А то, что вы меня постоянно подводите. Уже пять лет.
— Как это?
— Утром, когда иду на работу, магазин полупустой. Молоко вчерашнее, кефира нет, колбаса одного-двух сортов. Захожу вечером — картина та же!
— А вы зайдите днем, — посоветовал директор.
— Днем я, как и большинство жителей нашего района, на работе.
— Тогда ничем помочь не могу... А ассортиментный минимум — вот он, пожалуйста,— протянул директор аккуратно переплетенную тетрадь.

Я прочитал и ахнул. До чего же богат наш магазин! Полуфабрикаты, колбаса, сыр, рыба, молочные продукты, крупы и наконец, диетическое питание. Как хорошо, что я не знал об атом раньше, а то бы наверняка выполнил просьбу и покупателям: «О всех случаях отсутствия в продаже товаров сообщать по телефону 251-84-98. Оказывается, это номер телефона директора диетторга В. Ф. Ильина.
— А почему бы на вывесить этот список в торговом зале? — поинтересовался я.
— Да руки как-то не доходят... И потом почти все у нас есть... только днем. Ведь все товары завозят часов а двенадцать, не раньше.
Я заглянул после двенадцати... Картина, прямо скажем, милая сердцу покупателя. Правда, в основном покупатели в это время на работе, но это, видимо, директора не интересует. А вечером прилавки снова были полупустыми...

«Диета» № 12 не единственный магазин на нашей Уральской улице. Пятьсот шагов и лесу — и вот «Продукты» № 59. Здесь не оказалось, например, макарон, гречневой и пшенной крупы и кефира. Молоко вчерашнее, творог в полуразвалившихся пакетах. Но ведь и в данном случае мои претензии связаны с отсутствием товаров, не относящихся и категории дефицитных. И я уверен в том, что дефицит на прилавке создается из-за недостаточного внимания и покупателям со стороны дирекции.

В магазине есть винно-водочный отдел. Правда, его стыдливо спрятали: вход в отдел со двора, через цинковую дверь. Зато закуток этот ломится от обилия бутылок. Не случайно отдел дает магазину тридцать процентов выручки.

Никакого ассортиментного минимума в зале нет, хотя во многих магазинах он, согласно установленному порядку, вывешивается на видном месте. Не смогла найти его и заместитель директора. И только на следующий день, когда появилась Вера Васильевна Лепарская, директор магазина, удалось узнать, что в этом списке... триста наименований. Что и говорить, цифра внушительная. Но откуда она?
Тут уж у меня появилось желание позвонить директору пищеторга Куйбышевского района М. Я. Байгельману и сообщить «о случаях отсутствия в продаже товаров», но ни его телефона, ни такой просьбы в ассортиментном минимуме не было. Поэтому я обращаюсь к нему, а заодно и к директору диетторга В. Ф. Ильину письменно.

Почему а магазинах нет товаров, указанных в ассортиментном минимуме? Ведь речь идет не о деликатесах и разносолах, а о том, что всегда в достаточном количестве есть на базах и, следовательно, должно быть в магазинах. Почему в торговых залах не вывешивается ассортиментный минимум — документ, удостоверяющий права покупателя и обязанности магазина? Не пора ли подумать о более рациональной доставке товаров, чтобы прилавки были полными в удобное для покупателя время?
Видимо, я не ошибусь, если скажу, что эти вопросы волнуют всех жителей нашего района, а потому мы с нетерпением ждем ваших ответов. Б. СОПЕЛЬНЯК."

Особо пытливые умы могут сравнить прейскуранты Внешпосылторга 1975 и 1983 года (в 1979 -80 был подняты цены по просьбам трудящихся на товары роскоши,золото, хрусталь,ковры, как ни странно, но после этого подорожало все). К сожалению, прейскурант 1983 плохо снят, не все цены видны, но общее представление можно получить

Цены в прейскуранте указаны в рублях с оплатой сертификатами В/О «Внешпосылторг» без отличительной полосы.

Курс надо смотреть, в 70-е "чек" Внешпосылторга, говорят был 1 к 5, при официальном курсе 1$ =64 коп
Средняя зарплата 1975 \ 1983:
133,54 \ 165,75

1975 http://valaamov-osel.livejournal.com/171595.html
1983 http://valaamov-osel.livejournal.com/216827.html
1975 \ 1983,
12.Докторская» (кг) "Doktorskaya" (Doctor) (kg) 1.33 \ 2.30
14. Сосиски молочные (кг) _Milk Frankfurters (kg) 1.51 \ 2.60
15. Сосиски -Русские- (кг) Frankfurters "Russian" 1.10 \ 1.90
Куры импортные, болгарские, венгерские, фрг от 1.45 - 1.74 \ 2.40
крабы чатка, консервы 2.60 \ 6.50
шпроты (250г) 0.63 \ 0.80
Мука пшеничная 2 кг 0.56 \ 0.92
Макароны соломка 1 кг 0.54 \ 1.05
сахар песок 500г 0.20 \ 0.45
чай краснодарский 50г 0.14 \ 0.34
растительное масло 0.36 \ 1.
Советское игристое 2.57 \ 4.68
армянский бренди (для гр СССР -коньяк), 3* 1.46 \ 2.50
Водка Столичная 0.76 1.59 \ 2.16
яйца 10шт 0.85 \1.30
Сыр "Голландский" 45% 1.0 \ 3.20
Гречка 1кг 0.39 \ 0.56
Рис круглый 1кг 0.4 \ 0.88
Конфеты Грильяж в шоколаде 1 кг 1.5 \ 2.93
Ирис Кис-кис 1кг 0.81 \ 1.22
Шоколад Слава, 75г 0.3 \ 0.54
Мед натуральный 650г 0.88 \ 3.05

Исследования Н.Н.Козловой. Сцены из частной жизни периода "застоя" http://jlm-taurus.livejournal.com/18114.html Письма.
"...Примета времени № 1 - ДЕФИЦИТ. Эта проблема занимает огромное место. 6 Люди чутко прислушиваются к пульсу продовольственного снабжения. Складывается впечатление: такой предмет, как недостаток продуктов питания, даже превращается в риторическую фигуру. Об этом пишут, когда не знают, что сказать дальше: "Даже не знаю, что еще написать. У нас в магазине масло свободно, правда оно бутербродное по 3.20 и в пачках" (3. 4. 83). Понятно, что об этом предмете более всего пишут женщины, на которых падает основная тяжесть добычи еды. Читая письма, попадаешь в ведьмин круг.

Из Липецка в Кустанай: "У нас было все лето очень жарко - 35-37 градусов. Конечно засуха. Овощей нет совсем. Поэтому на рынке цены очень высокие... Будет, конечно, трудно. Особенно мне, т.к. я не заготовила себе овощей на зиму. Тут даже паника была: расхватали в магазинах крупу, сахар, макароны и даже соль и спички. Плохо было несколько дней с хлебом, но сейчас налаживается все. Правда круп и макарон пока нет в магазинах" (29. 8. 72). Из Кустаная в Смоленск: в Новосибирске "очень плохо с едой. Но я уже привыкла" (11. 7. 80). Из Липецка в Смоленск: "В городе начались перебои с молоком, редко бывает масло, колбаса. Валя ... ездила в Москву и привезла нам 2 кг колбасы и 1 кг масла" (29. 10. 80). Из Смоленска в Новороссийск: "Снабжение по-прежнему плохое. Кроме молочных продуктов ничего нет. В основном на предприятиях организованы пайки, и те, кто там работают, относительно живут ничего. Днем еще что-то бывает в продаже, вечером пусто" (17. 6. 82). Из Кустаная в Новороссийск: "Масло сливочное мы получаем по талонам по 150 гр. Немного не хватает. Но нечего обходимся. Колбаса в магазине бывает, постоишь и возьмешь. Мясо только коммерческое говядина 4-30, свинина 3-50. Но нечего можно жить помаленьку. Овощи есть в магазине картофель 13 коп" (28. 3. 83).

Игорь Дедков (Кострома) из дневника: http://jlm-taurus.livejournal.com/85008.html , журналист
"29.12.76. Пенсионерам дают к Новому году талоны на мясо в домоуправлениях (1 кг на пенсионера). Впрочем, не талоны, а “приглашения”. Получаешь “приглашение” и идешь в магазин. Сегодня “Северная правда” отправила своих представителей в магазин, чтобы получить мясо (по 1 кг на работника). Именно так “дают” мясо трудовым коллективам. В магазине же сказали: берите тушу и рубите сами. Редакционные женщины возмутились и ушли. После телефонных переговоров с начальством мясо обещали завтра: и разрубленное, и высшего сорта. Сегодня жена Камазакова, член областного суда, целый день рубила мясо. Этому “коллективу” мясо выдали тушей. Рубили, взвешивали, торговали.
P. S. Перечитал все это. Какой-никакой, а документ. След пережитого. Соединить бы все — “роман моей жизни”.
25.10.77.
Говорю дома: пишите дневник, такой быт уходит, не будут знать, как мы жили, что скрывалось под покровом официальных слов, всякой чепухи. Быт все выедает; все в нем сквозит, все воплощается. Я имею в виду не только быт домашний, но быт конторский, служебный тоже.
... в эти дни повсюду по конторам собирают по 7 — 8 рублей (на колбасу и за курицу), чтобы можно было отметить 60-летие родного государства. Сам видел, как в отделе комплектования обл<астной> библиотеки среди стоп новых книг на полу лежали грудами куры и стоял густой запах. Все ходили и посмеивались. Такая пора: все ходят и посмеиваются. В эти дни в магазинах нет туалетного мыла. Нет конфет. Само собой разумеется, нет мяса (на рынке в очередь — по четыре рубля за кг), нет колбасы, сала и прочего.

Виктор Б. уверял меня, что ливерная колбаса ныне переименована в “растительную” (58 и 60 копеек за килограмм). Сегодня впервые я попробовал пить кофейный напиток производства ростовского (ярославского). Состав: ячмень — 75 процентов, овес — 15 процентов, рожь — 10 процентов. Пить можно, но действия никакого. Пахнет зерном."

"Энциклопедия наших жизней" - Сага семьи Дудко. (Москва) http://jlm-taurus.livejournal.com/72119.html , высокооплачиваемые управленцы
...В магазине нам отсчитывали число наших заказов, которые мы привозили и раздавали сотрудником. В день получения ЗАКАЗОВ во всех комнатах устойчиво воцарялся рыбный запах. Получив ЗАКАЗ, практически, каждый разворачивал его, и любовно проверял содержимое. Поскольку до моей работы в Госснабе, мне ранее не приходилось иметь дело с такими продуктовыми "привилегиями", я не упускала ни одной возможности купить тот или иной ЗАКАЗ.

Поэтому дома на время отпала необходимость стоять в очередях за какими-либо дефицитными продуктами. Зато сколько радостей порой доставляли эти ЗАКАЗЫ моим домашним.. Иногда в них была - вобла. А наша семья, давно приобщившаяся, благодаря моим родителям - астраханцам, к этим серебристым плотненьким рыбкам, с животиками, набитыми тугой икоркой, имела особое пристрастие. Черная икра была всегда дефицитом.

А у нас в заказах она иногда появлялась, правда - редко. Чаще нам предлагали (не помню, как правильно это называется) - то, что остается после отбора икры с пленок, ну, может быть - "продел"? Это, когда свежая черная икра не до конца очищена от пленок и какого-то белого жирного содержимого. Икру ложечкой выбираешь, и сразу же намазываешь на бутерброд. Вкусно, но главное - дешево. Бывала в заказах - теша, реже - осетрина горячего копчения...

...из письма 1980: "Пришла на работу, а мне вручили за хорошую работу открытку на ковёр. Как ни странно, многим, кто хотел, не дали. Нужно было выкупить ковёр с 14-го по 16 октября. Говорят, что эти ковры - те, что за 600, с рук продают за 900 рублей. А с января будут все ковры дороже на 50 %. Мы ковёр даже не думали брать, но когда позвонили маме с папой, то произошло непредвиденное. Они нас отругали вдоль и поперёк, сняли с книжки 600 рублей. В этот же вечер мама приехала с деньгами, встретилась с нами в магазине, сама выбрала нам ковёр.

Она приехала вперёд нас, выбрала ковёр и караулила его, так как этих расцветок было мало. Витя тоже решил, что лучше расцветок не было. Были красные с чёрным. Но это увидишь у всех подряд. Зелёные и голубые ковры были блёклые. А мама выбрала ковёр - тёмнокоричневый фон с бежевым рисунком. Чем-то напоминает тот ковёр, который Вы подарили нам на свадьбу. Повесили его сразу же. Выглядит очень богато. Так что, с учётом того долга, что у нас был - 500 рублей (с учётом поездки) набежал долг за ковёр - 660 рублей. "

Михаил Самуилович Качан. Из жизни члена профкома - Новосибирский Академгородок, кандидат наук, конец 60х:
http://jlm-taurus.livejournal.com/62144.html

Пустые полки в магазинах. Мы все с нетерпением ждали сдачи в эксплуатацию большого (он таким нам тогда казался) магазина-вставки на углу Академической и Обводной улиц. И вот он открылся. И оказалось, что кое-что в нем продается. Но многого нет. А иногда, вроде бы, поступило, и люди видели, как разгружали, но не продается. То «фактура не поступила, а без нее продавать нельзя». То, что-то «не довезли, и пока не привезут все полностью, мы продавать не можем». Объяснения всегда находились. Но, в конце концов, целый ряд продуктов, которые считались дефицитом, а на самом деле были продуктами первой необходимости, в продажу так и не поступали. Кроме парадного входа, у магазина был выход во двор, и оттуда пешком или на автомобилях уносили и увозили этот дефицит.

Жалобы людей начали поступать опять же ко мне. Я пришел в магазин, но директор магазина даже не стала разговаривать со мной. Дело в том, что магазины и столовые в Академгородке не входили в состав СО АН. Они вначале были частью «НовосибирскГЭСстроя», а потом стали входить в Отдел рабочего снабжения (ОРС) «Сибакадемстроя».

Мне подсказали, что надо переговорить с профкомом «Сибакадемстроя». Меня там приняли хорошо, но сказали, что на территории «верхней зоны» (так они называли микрорайон «А», в котором мы жили) они контролировать ОРС не будут, у них хватает и так дел. Но они могут предоставить нам такое право. Тут же мне выписали «Удостоверение общественного контролера», дающее право контролировать все магазины и предприятия общественного питания. Кроме того, со мной провели маленький «ликбез» (кто не знает этого слова, напомню, что оно было в ходу в 20-30-е годы и означало ликвидацию безграмотности; но еще долго употреблялось, когда вкратце что-либо объяснялось), и я теперь знал технологию контрольных покупок и вообще проверки магазинов.

Вооруженный этими знаниями, я с благородным стремлением накормить изголодавшихся жителей и отсечь жуликов, уносящих из магазина дефицит, с удостоверением в кармане пошел в магазин и сделал покупку. Когда продавщица объявила сумму и выбила на эту сумму чек, я объявил, что покупка контрольная. Дальше было то, что я никак не ожидал. Я еще не успел даже предъявить удостоверение, как продавщица схватила мою покупку и бросила ее обратно за прилавок. Потом она попыталась вырвать чек из моих рук. Правда, у нее это не получилось. Потом она начала кричать на весь магазин, как будто я пытался ее ограбить. Несколько посетителей магазина, стоящих за мной в очереди, смотрели на эту сцену с недоумением, но мне показалось, что они были на стороне продавца, ведь я задерживал очередь. На крик продавщицы вышла директор магазина.
– Вот этот, - указывая на меня пальцем, громко вскричала продавщица, - купил товар и не хочет платить, –.
– Я объявил покупку контрольной, – спокойно сказал я, хотя был чрезвычайно взволнован, ведь такое случилось со мной впервые в жизни. Сердце билось так, что готово было выскочить из груди. Я пожалел, что пошел в магазин один, и не взял с собой никого в помощь.
– А Вы имеете на это право? – спросила директриса. – Имею. Вот удостоверение. – Что же Вы его раньше не предъявили? – Не успел. Продавщица подняла крик и выхватила у меня покупку. Вот она лежит.

Продавщица больше не кричала. Я попросил проверить весы. Они были установлены неправильно. При каждом взвешивании в пользу продавца, шли 15-20 граммов. Но когда после этого, установив весы, мы взвесили каждый продукт, оказалось, что общий недовес составил порядка 60 граммов. В кабинете директора я сначала составил акт проверки, а потом объявил, что намерен проверить склад магазина. Я видел, как директору не хочется пускать меня на склад, но все же с явным неудовольствием пустила. На складе оказалось много разнообразных продуктов, которые в магазине открыто не продавались. Теперь директор передо мной лебезила. – А вот у нас есть ... и она называла какой-нибудь дефицит. Еще не успели пустить в продажу. Хотите, я Вам взвешу? – А вот это? – А вот этого поступило очень мало. Бережем только для нужных людей. Взвесить Вам?

Я не хотел. Наоборот, сказал ей твердо, что все товары должны продаваться, а не лежать на складе, и составил второй акт. Она отказалась расписаться, но я в конце каждого акта написал, что директор подписать акт отказалась. Продавщица тоже отказалась подписать акт, и я тоже написал, об ее отказе. Поставил дату и время проверки. Оставил директору копии (я писал под копирку). Поехал в постройком «Сибакадемстроя» и спросил, что делать дальше. Они оставили акты у себя. Уже на следующий день этой продавщицы в магазине я не увидел. Директора тоже вскоре не стало.

Через день у меня произошел еще один инцидент и опять в этом магазине. Я решил зайти в магазин с заднего хода, чтобы проверить, нет ли на складе продуктов для «нужных» людей. Когда я входил в дверь магазина, из нее выходил высокий полный человек, который нес в руках большой пакет яблок. Я оглянулся. Во дворе стоял легковой автомобиль. Я не знал этого человека, да мне было все-равно, кто он. – Задержитесь, пожалуйста, – сказал я ему. Я общественный контролер. Он и не пытался скрыться, а вернулся, и мы вместе зашли в кабинет директора. Она сразу обратилась к нему, назвала по имени-отчеству. – Вот это тот контролер, который был у нас два дня назад.

Мужчина с достоинством представился мне: – Анатолий Михайлович Ковешников, начальник ОРСа. Я тоже назвал себя, сообщил, где и кем работаю. Разговор шел учтиво. Но у нас были разные взгляды на вещи. – Вы считаете, что я не могу после работы зайти в магазин и купить яблок? – Можете, но как все – через прилавок. Весь товар должен там лежать и свободно продаваться. Он был с этим не согласен. Система кормления нужных людей в те годы была развита сверху донизу. Существовали спецраспределители, спецбуфеты и в правительственных кругах, и в областных, и в городских, и еще ниже. Где получалось, там и делали. Я ничего этого тогда не знал, а он-то точно знал, и удивленно смотрел на меня: – Откуда такой взялся. Ничего, ему быстро обломают рога, – вероятно, думал он. Мы вышли из магазина. Он был без пакета, а яблоки подали в продажу.

Комиссия общественного контроля. В нашей профсоюзной комиссии общественного контроля было уже несколько контролеров. Мы никогда не заседали, но каждого контролера я видел минимум раз в неделю. Мне передавали акты, составленные по результатам контрольных взвешиваний. Проверки складов магазинов мы теперь проводили вдвоем или втроем.Продавцы нас уже «знали в лицо». Стоило мне появиться в магазине, как атмосфера в нем неуловимо менялась. Вроде бы, продавцы продолжали работать, как и раньше, но уже через минуту в зале появлялась директор. Из склада начинали выносить и раскладывать по полкам товар. Цели, которые ставились перед контролерами, были просты и понятны: добиться того, чтобы весь товар продавался через прилавок и чтобы продавцы не обвешивали, не обмеривали покупателя, обслуживали его быстро и вежливо. Мы постепенно добивались этого. Исчезли хамоватые продавцы. Товар не залеживался на складах. К контролерам стали относиться спокойно. И покупатели постепенно привыкли к нам и уже не возмущались, что мы задерживаем очередь. Они стали понимать, что наша работа идет всем на пользу.

Промтоварных магазинов у нас пока не было, и жители Академгородка ездили в Правые Чёмы, где располагался средней руки промтоварный магазинчик. Мне уже не один и не два раза говорили о том, что там произвольно меняют цены и придерживают товары. Но до Правых Чём у нас руки не доходили. Кроме того, проверка выполнения «Правил Советской торговли», как именовалась наша работа, в промтоварных магазинах была совсем иной. Мы-то пока контролировали работу только продовольственных магазинов. Да и территория была не совсем наша...."


Date: 2016-05-28 10:08 pm (UTC)
From: [identity profile] nilsky-nikolay.livejournal.com
Хорошая подборка, с удовольствием (пере-)прочитал:)

Date: 2016-05-29 06:39 am (UTC)
From: [identity profile] thrasymedes.livejournal.com
Есть некая загадка в том, что большевики так и не смогли обеспечить народ едой. Все для этого у них было: желание, время, земля, работники, техника. Видимо, все таки желание было недостаточно, всегда находились более важные задачи

Date: 2016-05-29 10:09 am (UTC)
From: [identity profile] igor-piterskiy.livejournal.com
Про это в свое время до фига было написано. Общий смысл: командно-административная система и эффективное с/х несовместимы.

Profile

jlm_taurus: (Default)
jlm_taurus

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 2324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 06:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios